Сергей Филатов, Роман Лункин

Белгородчина: земская симфония губернатора и архиепископа

Белгородская область представляет уникальный опыт организации церковно-государственных отношений, не имеющий близких аналогов ни в одном субъекте федерации. Оригинальная модель православной государственности в одном отдельно взятом регионе России обязана своим существованием губернатору области с 1995 г. Евгению Степановичу Савченко и правящему с 1995 года архиерею Белгородской и Старооскольский епархии, то есть с момента её воссоздания, архиепископу Иоанну (Сергею Леонидовичу Попову).

Губернатор Савченко стремится воплотить на Белгородчине идеи земства и является членом президиума Российского Земского Движения (РЗД). Идеология губернатора умещается в провозглашенной им "триединой формуле русской идеи": "Вера - Державность - Народ" - "наполненной духом Святой Троицы".

В рамках земской идеологии он уделяет большое внимание духовным вопросам, связанным, прежде всего, с участием Белгородской епархии в общественной, политической и экономической жизни области. Благодаря личной позиции губернатора, связующим звеном между Церковью и областной властью является РЗД. Участие Церкви в РЗД дает ей право почувствовать себя мощной идеологической силой, имеющей эффективные средства для давления на своих оппонентов.

Формальным руководителем РЗД в Белгородской области является председатель Белгородского регионального отделения РЗД начальник Федерального казначейства Белгородской области, бывший секретарь обкома партии Николай Васильевич Смоленский. В руководство регионального отделения входят также два представителя епархии - протоиереи Олег Кобец и Павел Вейнгольд.

Священник Павел Вейнгольд - один из идеологов земского движения на Белгородчине.

Характерна цитата из статьи протоирей Павла Вейнгольда: " Соборность, коллективизм, патриотизм - эти традиционные идеалы, бережно хранимые и развиваемые Земским движением, - только они смогут и должны защитить и Белгородчину, и всю Россию от тлетворного аморализма..." Свои надежды о. Павел возлагает именно на губернатора Савченко, которого он назвал "светским пастырем", государственником и почвенником ("Белгородские известия", Протоиерей Павел Вейнгольд, Единство духа в союзе мира, №90, 19.06.1999). Например, Павел Вейнгольд, прямо заявляет о том, что "демократия по западному образцу бывает только в аду, а на небе - царство...."

В интервью нам отец Павел следующим образом обрисовал своё видение будущего обустройства России на основе земского движения. Православие, согласно отцу Павлу имеет "высшее культурологическое значение", так как "ни один адвентист не был великим русским писателем, и ни один баптист не был великим русским художником". По словам отца Павла самоидентификации России мешает Запад: как только в России начинается возрождение, начинается бомбежка в Югославии. В начале 2000 года, по словам отца Павла, ситуацию исправило только принятие концепции безопасности России, но "Папа Римский, приехав в Грузию, все-таки сумел помочь лечащимся там чеченским боевикам".

Идеальное воплощение земства в России, по мнению отца Павла, должно выражаться не в демократических выборах, в новой форме власти. В деревне - это община, подразумевающая коллективизм и общую денежную кассу, то есть то, что называется земской артелью. Народ устал от выборов и угрозы чеченских террористов, поэтому ему опять необходимо возвращение к системе ответственности в рамках общинной психологии. Отец Павел считает, что Церковь скоро будет готова составить конкуренцию государственной системе здравоохранения с помощью системы земских аптек и врачей в сельской местности (к 2005 г. регулярно действующей земской аптекой является лишь одна аптека при Смоленском соборе, которая старается закупать лекарства российского производства по благословению о. Павла). Отец Павел считает, что Церковь будет готовить профессиональных земских учителей, а потом займется службами безопасности и милицией. Отец Павел поддерживает идею создания ипотечного банка церковных земель. Земство надеется на создание вертикали власти, которая вытеснит государственную систему без выборов и демократии и приведет через несколько десятков лет к смене государственного строя в России. Отец Павел прямо заявил, что идеалом общественного устройства должна быть уваровская формула "Православие, Самодержавие, Народность". "Народность и Православие у нас уже есть - теперь нужна власть", сказал отец Павел. Эта вертикаль приведет, в конечном счете, к монархии, но сейчас "говорить о монархе кощунственно, так как это означает смещение Божией Матери Державной с поста главы России, который она занимает с 1917 года".

Центральными понятиями Земского движения являются соборность, коллективизм и община. В этом земцы видят возвращение к национальным традициям, к российской культуре, которая, по их мнению, может основываться только на православных ценностях. В своих публичных выступлениях губернатор Савченко заявлял о том, что Православие - это "основа духовности и самобытности государственно-образующих народов империи: русских, украинцев и белорусов", отмечая, что именно "русский православный народ заложил основы России как великого государства и создал евразийскую цивилизацию, наполненную Святым Духом христианства". Губернатор, называющий себя "носителем идеи державности" убежден в том, что никакие реформы в сфере экономики и политики не достигнут результатов, "пока мы, всем миром, не решим задачу возрождения русской культуры на принципах и святынях нашей традиционной религии - Православия".

По мнению белгородского духовенства, губернатор человек верующий, однако сам себя он прямо православным не называет, ограничиваясь общими фразами, например "все мы православные". По словам священника Сергия Дергалева, Савченко как-то поинтересовался у начальника управления образования области, знает ли тот молитву "Отче наш". Получив отрицательный ответ, губернатор чуть было не решил приказать всем ведущим чиновникам области эту молитву выучить.

Белгородское отделение РЗД и епархия ставят своей задачей создание своих структур во всех районах и населённых пунктах области, параллельно с уже действующими органами местного самоуправления. В ячейках РЗД помимо представителей различных сословий обязательно участвуют местные священнослужители в соответствии с постановлением губернатора Савченко №479 от 14 августа 1996 года "О земских собраниях сельских поселений (округов) Белгородской области".

Начиная с 1995 года, епархия заключила отдельные договоры с департаментами областной администрации по образованию, по делам молодежи, по здравоохранению, по социальному обеспечению и др., а также с Управлением противопожарной охраны, с Управлением Исполнения наказаний, с таможенным управлением области. По словам пресс-секретаря епархии, этим Церковь хочет показать, что Православие должно быть во всех сферах жизни общества - от образования и медицины до торговли. Наиболее активно представители епархии рекламируют свое участие в создании сети земских аптек (постановление областной администрации от 25 октября 1999 года) и подготовке земских врачей и учителей.

В то же время единственным завершенным до конца совместным проектом РЗД и епархии явилась посадка рождественских вечнозеленых деревьев - елей и туй, "символизирующих вечную жизнь" в тех районах, главы которых поддерживают земство. В 1999 году РЗД и епархия провели совместную акцию "От Белгорода к Белграду" по отправке гуманитарной помощи и медикаментов в Югославию - "к "братьям-славянам", против "мирового зла".

У губернатора Савченко существует своя точка зрения на целесообразность отделения Церкви от государства: "...никакой Закон не "отделил" нашу культурообразующую религию, Православие, от духовно-нравственного воспитания наших детей и молодежи..." Савченко дает чиновникам и вытекающий отсюда лозунг: "не отдадим наших детей на откуп американской массовой культуре". Соответственно, губернатор ратует за участие Православной Церкви буквально во всех сферах общественной жизни, то есть в создании школ, гимназий, в СМИ, в благотворительных и культурных проектах ("Белгородские известия", 28.01.2000).

В областной администрации уверены в том, что мысль о разделении Церкви и Государства ложная, а поэтому губернатор обсуждает все существенные вопросы с владыкой Иоанном. Православие помогает властям сохранять "единство и сплоченность" в народе, а поэтому земские органы самоуправления строят не только дома культуры и больницы, но и храмы. Заведующий отделом по делам религий областной администрации Алексей Лущенко обрисовал эту ситуацию в интервью нам следующим образом: "в начале были протесты против разбазаривания бюджетных средств, а потом все поняли, что это нужно..., но и владыка у нас терпимый, и понимает, что необходимы не только храмы, но и больницы и дома культуры". Помимо этого, администрация помогает Церкви, финансируя на 50 % из бюджета Духовную семинарию, различные социальные инициативы епархии. При областной администрации ежегодно собирается совет из руководителей предприятий и представителей предпринимательских кругов, перед которыми ставятся задачи по финансовому обеспечению епархии. За определенным предприятием или фирмой закрепляется определенный епархиальный объект. Эта схема позволяет избежать прямого бюджетного финансирования. Областная администрация предоставляет значительные льготы тем предприятиям, которые жертвуют свои средства на строительство и реставрацию храмов области, и в целом, на нужды епархии. Районные власти следуют общеобластной политике и финансируют приходы, используя ресурсы местного предпринимательства. На Белгородскую епархию при участии властей жертвуют не только белгородские предприниматели, но и спонсоры из соседних областей.

Нововведением в Белгородской епархии стало ежемесячное проведение собраний духовенства по благочиниям области для того, чтобы охватить ими всю область. В этих собраниях принимают участие не только священнослужители определенного благочиния и главы комиссий при епархии, но и чиновники районных администраций. В епархиальных съездах духовенства, в свою очередь, участвуют губернатор и руководители департаментов его администрации.

Руководство области обеспечивает посещаемость устраиваемых епархией общественных мероприятий. Так, по рассказам нескольких священников, на конференцию православной молодежи, проводимой в феврале 2000 г., по негласному указу губернатора было собрано около тысячи учащихся средних учебных заведений г. Белгорода. На освящение храма-мемориала в Прохоровке, опять же, по негласному распоряжению губернатора, свозили на автобусах трудящихся предприятий области.

За областными чиновниками следуют и руководители на местах. Например, администрация Короченского района Белгородской области разослала руководителям предприятий и хозяйств рекомендацию выплачивать 20-процентную надбавку за регулярное посещение церкви - это едва ли не первый публичный случай материальной поддержки за принадлежность к РПЦ(БИ № 2, 1998 г.). А в г. Губкине местная администрация высчитывала деньги из зарплаты бюджетных работников на строительство православного храма, не считаясь с недоумением многих граждан.

При поддержке властей и по инициативе епархии в области был введен в преподавание в средних общеобразовательных школах курс "Основы и ценности православной культуры" (позднее переименованный в соответствии с общецерковным названием в «Основы православной культуры»). Он был разработан сотрудником Епархиального управления Марией Потаповой, деятельное участие в разработке курса принимал секретарь Епархиального совета протоиерей Олег Кобец, редактировал окончательный проект лично архиепископ Иоанн. Курс носит миссионерскую направленность, по сути, перед ним поставлена задача "внедрения православия в умы молодежи". Отец Олег Кобец считает, что основная цель епархии – налаживать отношения Церкви и образовательной сферы. Представители духовенства читают лекции для учителей на курсах повышения квалификации, посвященные преподаванию «Основ православной культуры» (ОПК) в школах. Помимо этого, епархия обеспечивает школы учебными пособиями и способствует внедрению ОПК – в Белгороде фактически во всех школах преподается ОПК, в области – из 740 школ в 400 существует предмет ОПК. Как отметил отец Олег, «наша цель, чтоб везде во всех классах и школах учили «Основам православной культуры».

Внедрение курса, по словам священника Сергия Дергалева, идеально вписывается в земскую и губернаторскую идеологию. По мнению разработчиков курса, его преподавание необходимо, хотя бы в профилактических целях борьбы с западным влиянием. В рамках курса предполагается внедрение новых идеалов для молодежи. Так, по словам начальника управления по делам молодежи области Ю. Коврижных, для старших поколений идеалом был "пионер Павлик Морозов", теперь же настало время "обратить взгляд на жизнь святых Православной Церкви, например св. блгв. кн. Александра Невского".

Однако введение курса в школах встречает сопротивление части учителей. Для подготовки учителей при кафедре культурологии и религиоведения БГУ зав. каф. проф. Виктор Римский, считающийся одним из идеологов Земского движения, разработал программу повышения квалификации учителей. Несмотря на то, что предмет носит факультативный характер, он стал фактически обязательным во многих учебных заведениях. Также этот курс введен в белгородских вузах.

На территории Белгородского университета в 2000 г. была построена православная церковь, а само учебное заведение приступило к подготовке будущих учителей «Основ православной культуры», которые обучаются по специальности «теология». Ректор Белгородского университета Леонид Дьяченко объявил о разработке и внедрении в этом вузе «алгоритма воспитания студентов», включающего «систему побуждения с элементами понуждения». Особое место в этой «системе» ректор отводит духовно-нравственному воспитанию студентов «на основе православия».

По мнению Леонида Дьяченко, для студентов должно стать обязательным посещение университетской церкви, как минимум, раз в год -- в момент возобновления учебного процесса после летних каникул. Кроме того, университетскому священнику вменяется в обязанность регулярно проводить со студентами беседы на темы нравственности (Благовест-инфо., 2002, №49).

Власти Белгородской области и лидеры РЗД не только всемерно покровительствуют православной епархии, но и крайне нетерпимы к религиозным меньшинствам. Отказы в регистрации религиозных общин, помехи в аренде помещений и даже запугивание - широко распространённые явления.

С конца 90-х гг. губернатор Савченко утверждал, что господство Православия требует особого областного Закона, который "очертил бы границы всем нетрадиционным религиям и культам" в рамках "права наций на самоопределение". В марте 2001 г. долгожданный Закон «О миссионерской деятельности на территории Белгородской области» был принят областной Думой. Областной Закон предписывает охранять сограждан от "заезжих западных проповедников и новых тоталитарных религий". Это направление своей политики губернатор Евгений Савченко называет "конкретизацией" федерального Закона о религии ("Белгородские известия", 28.01.2000). Закон фактически запрещает миссионерскую деятельность на территории области любых неправославных церквей. За нарушение Закона вводятся значительные штрафы (до 100 минимальных окладов). После принятия закона пасторы 9 крупнейших традиционных протестантских церквей области обратились с протестами в федеральные и местные органы власти, а также в правозащитные организации, с просьбой защитить их конституционное право на свободу совести («Благовест- Инфо», 2001, № 11). В отличие от многих подобных региональных законов, закон Белгородской области запрещает миссионерскую деятельность не только иностранцам, но и российским гражданам, не принадлежащим к РПЦ. После протестов белгородских протестантов коллегия управления юстиции Белгородской области в мае 2001 г. приостановила деятельность закона до его рассмотрения в Конституционном Суде или отмены областной Думой. В декабре 2001 г., однако, Верховный Суд России признал конституционность белгородского закона.

Согласно закону о миссионерской деятельности, практически запрещается проведение всех публичных мероприятий церквей, а также богослужений в арендованных или частных помещениях. В то же время с 2000 г. ни одной неправославной общине не была выделена земля для строительства собственных зданий.

По словам Лущенко, "религиозных меньшинств в области мало, и их становиться все меньше... Здесь нет места нетрадиционным религиям". В администрации был решен вопрос по поводу присутствия в области американских миссионеров - им было сделано "разъяснение" и "их поток резко ослабел". Как замечают сами чиновники, "иногда они приезжают как туристы, но все правоохранительные органы за этим следят".

Власти, однако, обеспокоены тем, что инославные порой уходят от официальной регистрации или же регистрируют свои молитвенные дома на частных лиц. С этим представители администрации собираются бороться.


Архиепископ Иоанн и ведущие представители клира епархии с энтузиазмом поддерживают курс на ограничение деятельности инославных и часто инициируют запретительные меры.

С точки зрения отца Олега Кобца, большой положительный эффект имеет закон о миссионерской деятельности в области. Закон пресекает «проникновение тоталитарных сект в область», а также ставит вне закона любые собрания, которые проповедники проводят в частных или государственных помещениях. Как заметил в интервью нам отец Олег, миссионерская духовная семинария, как и чиновники, отслеживают сектантскую деятельность в Белгородской области.

По мнению протоиерея Олега, протестанты живут замкнуто, публичные мероприятия им проводить запрещается, они малочисленны, хотя и пытаются проповедовать по школам и тюрьмам. По мнению отца. Олега, Центрально-Черноземная область – традиционно православная, исконная русская земля, где никогда не было значительного количества «сектантов». Протестанты и другие неправославные - здесь чуждый элемент, их мало, а будет ещё меньше.

Крупнейшая протестантская церковь в Белгородской области – баптистская, принадлежащая к Российскому союзу Евангельских-христиан баптистов.

Объединение РСЕХБ в Белгородской области было перерегистрировано в 1999 году. Однако, по словам старшего пресвитера (епископа) РСЕХБ по Белгородской области Александра Ребрилова, существуют проблемы с регистрацией церквей на местах, а аренда помещений для служения стала полностью недоступной, так как главы районных администраций всегда советуются по этому вопросу с местным православным священником. В Доме культуры в Белгороде церкви отказали в аренде, потому что позвонили из областной администрации и заявили: "почему у вас собираются баптисты?" В других Домах культуры отказывают в аренде, так как религиозным организациям администрация запретила сдавать помещения. Некоторым церквям отказывали в регистрации на основании того, что члены церкви в документах церкви должны быть старше 18 лет. По мнению Ребрилова, помехи в регистрации неправославным стали централизованной политикой, проводимой властью и православной Церковью - "они могут применить к верующим и репрессии и бульдозеры - белгородские власти опять возвращаются к 70-м гг. ХХ века".

Протестантам отказывают в разрешении на общественные и миссионерские акции. Деятельность приезжих миссионеров в области, российских и иностранных, фактически невозможна, так как требует особого рода регистрации. В белгородских СМИ регулярно публикуются антисектантские статьи, где даже про баптистов говорится, что они незарегистрированы и действуют нелегально. По словам Ребрилова, православные отказываются от любых контактов с протестантами. В частности, епархия отвергла инициативу баптистов по поводу совместной конференции, где бы участвовали представители власти и епархии. Как отметил Ребрилов, другие евангельские церкви подвергаются намного большему давлению, чем баптисты. В Белгороде с конца 90-х гг. был закрыт целый ряд пятидесятнических церквей, которые в результате действий местных властей и епархии были лишены возможности вести миссионерскую и социальную работу (например, церковь «Солнце Правды», которую пытались основать в Белгороде пасторы одноименных общин в Воронеже и Липецке). Методистская община влачит полуподпольное существование.

Широкую известность приобрела судьба католической общины Белгорода, о которой много писали в конце 90-х гг. различные правозащитные издания.

С 1997 г. власти отказываются регистрировать католическую общину в Белгороде. Архиепископ Иоанн публично выступал с требованиями не допустить существования католического прихода. Общину в конце 90-х гг. окормлял священник Йозеф Гунчага, приезжавший из Орла. Один раз в 1998 г. отца Йозефа арестовали при въезде в город после уличного богослужения в Белгороде перед зданием костела, а во время беседы в милиции обвинили в организации несанкционированных митингов. Во время встречи отца Йозефа с архиепископом Иоанном по поводу открытия католического прихода в Белгороде, православный владыка заявил отцу Йозефу: "если вы посеете в Белгороде ветер, то пожнете в Курске бурю".

В 1998 году здание костела было официально передано властями Белгородской епархии РПЦ. В этом здании предполагается осуществить совместный проект краеведческого музея и епархии - создание центра духовного краеведения для детей и музея свт. Иоасафа Белгородского. В 1999 году католическая община в очередной раз подала на регистрацию в органы юстиции, но ей было отказано "из-за недостатка сведений".

С 1998 года католический приход Белгорода окормляет священник Кшиштоф Кемпа, настоятель прихода в Курске, приезжающий из Курска, чтобы служить мессу на квартирах. По словам отца Кшиштофа, управление юстиции Белгородской области отказывается регистрировать католический приход, чтобы католики не смогли потребовать себе обратно здание костела или какое-либо другое помещение вместо него. Отец Кшиштоф лично обращался к архиепископу Иоанну с просьбой не мешать регистрации прихода, но архиепископ Иоанн, по словам отца Кшиштофа, в категорической форме заявил, что католического прихода в Белгороде не будет и "посмеялся" над настойчивостью отца Кшиштофа.

Поражает удивительная успешность «земской политики» белгородских властей. Ещё пять лет назад из Белгорода в демократические СМИ и правозащитные организации регулярно попадали протесты представителей религиозных меньшинств. В 2000-2001 гг. протестанты решительно боролись с «антимиссионерским» законом. К 2005 г. власти Белгородской области добились полной «стабилизации»: меньшинства смирились со своим униженным положением. Общественность покорно приемлет «внедрение православия» в «патриотической» интерпретации губернатора Савченко и архиепископа Попова. Ни один возглас возмущения с берегов Северского Донца не долетает до Москвы или, скажем, Страсбурга.