Роман Лункин

Красноярский край:

сибирский образ социального партнерства власти и религии

Сибирь является не только сокровищницей энергоресурсов России, но и одним из ярких примеров религиозного многообразия и демократического развития отношений чиновников с религиозными объединениями. Красноярский край на фоне других сибирских регионов выделяется и своим богатством, и осознанным проведением политики социального партнерства государства и всех религиозных движений без исключения. Красноярские власти сотрудничают с различными объединениями, а не только с традиционными, на практике. Несмотря на то, что в большинстве регионах России представители власти боятся привлекать все конфессии и религии к социальной работе, красноярская политика показывает, что таким образом власти решают массу задач по развитию гражданского общества.

Сама история Красноярского края формировала традиции веротерпимости. Православие стало распространяться поздно, и оно всегда развивалось в окружении сильных инославных общин и в борьбе с шаманизмом коренных народов Севера. Начиная с XVII века, край заселялся ссыльнопоселенцами, среди которых были русские старообрядцы, католики и лютеране - эстонцы, латыши, финны, немцы, поляки. В XIX-начале XX века на территории края строятся костелы, широко распространяются протестантские церкви – баптисты и адвентисты, позже пятидесятники. В советский период численность православных приходов сократилась до 20 (в 1924 году было 314), и даже по данным органов власти 83 % религиозных объединений составляли протестантские церкви (в том числе те, которые отказывались от регистрации), существовали Свидетели Иеговы, исламских и иудаистских общин не было.

В 1990-е годы традиции мирного сосуществования религий и толерантности были сохранены и преумножены. Основы современной политики в определенной степени были заложены при губернаторе Валентине Зубове (в 1993-1998 годах), который стал поощрять благотворительную работу, прежде всего, православных, протестантов и католиков, и без большой симпатии относился к требованиям епархии получить как можно больше собственности. За религиозную политику при Зубове отвечала Людмила Ильинична Григорьева, чья деятельность фактически и сформировала нынешний образец отношений власти и церквей в социальной сфере (в настоящее время Людмила Григорьева – профессор, один из ведущих религиоведов Сибири). Более тесные отношения администрации и епархии при губернаторе Александре Лебеде (1998-2002) не смогли коренным образом изменить ситуацию (см.: Атлас современной религиозной жизни России. Отв. ред. М. Бурдо, С.Б. Филатов. М.; СПб.: Летний Сад, 2005, том I // Красноярский край). Целенаправленное вовлечение религиозных объединений в социальную жизнь региона стало осознанной политикой с приходом на губернаторство практичного менеджера Александра Хлопонина (2002-2010). В поездках по территории края он посещал храмы, встречался со священнослужителями, но в религиозных обрядах участия не принимал (Борис Юрьев Отче наш по-губернаторски- НГ-регионы, 20. 10 2003). Изначально Хлопонин заявлял о том, что он не придерживается никакого исповедания, но в 2006 году принял крещение – его лично крестил архиепископ Красноярский и Енисейский Антоний. В русле общей федеральной политики администрация стала больше внимания уделять православию. Так, в 2007 году было принято решение, что при поддержке властей в Красноярске будет возрожден кафедральный Богородице-Рождественский собор.

Одной из первых инициатив Хлопонина стало решение освободить все религиозные организации от налога на имущество, предоставить льготы на оплату электричества и отопления (в Сибири это большая статья расхода). Особое внимание губернатор уделяет социальной работе религиозных организаций. Хлопонин лично давал указание чиновникам собирать всю информацию о социальных проектах религиозных общин для того, чтобы объединить их в рамках  общей краевой программы. Как отмечали сотрудники администрации, социальное служение различных церквей вполне сравнимо с государственной социальной политикой, а поэтому именно в этой сфере необходимо сотрудничать, в первую очередь.

За проведение религиозной политики в администрации края (до 2008 года) отвечал председатель комитета по делам национальностей, религий и общественных объединений, затем глава управления общественных связей и советник губернатора Марк Денисов (в настоящее время – уполномоченный по правам человека в крае). При Хлопонине представители администрации поддерживали рабочие отношения со всеми религиозными организациями, без исключения, - от православных до последователей нового религиозного движения Виссариона-Христа (Церковь Последнего завета). Главное для чиновников, чтобы деятельность религиозных организаций не выходила за рамки правового поля. В мае 2003 года прошло первое организационное заседание регионального Межрелигиозного совета, в который вошли представители трех традиционных конфессий – православия, ислама и иудаизма. Как отметил Марк Денисов, главная цель создаваемой организации – укрепление диалога между представителями различных религий, проживающих в нашем регионе. Одновременно с советом при администрации было создано Межконфессиональное совещание. Его участниками стали все те, кто не вошел в состав совета – католики, представители протестантских церквей и новых религиозных движений. Для представителей ислама существует отдельная структура – Совет мусульман при администрации, куда входят главы общественных организаций исламской диаспоры и имамы общин. Во главе совета стоит муфтий Красноярского края.

 С Православной Церковью, по словам Денисова, власти поддерживают рабочие доверительные отношения. Губернатор периодически встречается с архиепископом. Кроме того, епархии оказывается финансовая помощь из краевого бюджета в рамках программы Сельская культура. Эта программа предполагает реставрацию редких храмов – памятников истории и культуры – за счет бюджетных средств. В администрации полагают, что все разрушенное государством, необходимо восстановить, а новоделы – это внутреннее дело епархии и ее спонсоров.

В сфере социального служения, с точки зрения Денисова, особенно выделяются баптисты и пятидесятники, занимающиеся реабилитацией наркоманов и алкоголиков. Среди социально неблагополучных категорий населения работают католики. Католичество считается традиционной религией для края, так как еще в 1900-м году каждый десятый житель региона был поляком и католиком. Возникающее в обществе напряжение по отношению к Католической Церкви, исходит, по мнению Марка Денисова, только со стороны православных.

Особую роль в религиозной жизни края играют протестантские церкви. По мнению чиновников, они занимают достойную позицию, умело работают с молодежью, занимают свою религиозную нишу и очень неоднородны. По словам Денисова, технология миссионерской и церковной работы протестантов очень близка современному обществу, тогда как Православная Церковь архаична. Среди протестантских течений традиционной считается Лютеранская Церковь, к которой еще до революции принадлежали немцы и эстонцы. Местные власти поддерживают контакты и с российскими баптистами, но не с теми церквями, которые были организованы американскими миссионерами. Пятидесятничество, как отмечает Денисов, является слишком разнородным явлением – иногда церковь держится только на харизматическом лидере, а иногда создаются мощные церковные сети.

Ключевым принципом религиозной политики в крае является стремление учитывать реальное влияние религиозных направлений в различных районах. К примеру, существуют города и районы традиционно большого распространения православия, такие как город Енисейск. Наряду с этим, есть достаточно большое количество районов, где РПЦ не обладает большим влиянием. По мнению Денисова, в таких районах и в бывших комсомольских городах советского времени социальные проблемы вполне могут решать протестантские общины. Как отмечает Денисов, в городах, созданных на месте комсомольских строек, люди живут очень тяжело и для того, чтобы не дать обществу рассыпаться – сохранить семьи и здоровую молодежь, там надо дать возможность работать протестантам. В одном из интервью Денисов так определил позицию краевых властей: Нашу страну сегодня можно сравнить с домом, который охвачен пожаром. Это и катастрофическая ситуация с демографией, и повальное пьянство, особенно в деревнях. И вот люди со всех сторон бегут тушить пожар. Одни с ведром, другие с кружкой, третьи со стаканом. А некто в это время стоит возле пылающего дома и следит: Ну-ка, что это у тебя там за ведерко? А у тебя, куда подключен брандспойт? А твоя вода вообще не того качества! Это маразм. Сначала нужно потушить пламя, а потом будем разбираться, чье ведро, какого оно цвета, какого качества была вода. Именно в процессе этого тушения и определяются те общественные, религиозные организации, которые нужны современной России. Поэтому мне кажется, что сейчас морщить нос, поджимать губы и рассуждать на тему, что наше, а что не наше, не только глупо, но и просто преступно. Иначе мы просто исчезнем как народ и не будет носителей православия, не будет последнего нормального православного общества (Красноярский Рабочий, Меняю сибирское здоровье на чистоту веры, 9 января 2004 г.).

Социально ориентированная религиозная политика сложилась при Александре Хлопонине в систему, беспрецедентную для массы российских регионов, где реализация социальных инициатив хаотична, сотрудничество с гражданским обществом декларативно, а диалог с неправославными конфессиями стыдливо скрывается. В связи с тем, что Хлопонин был назначен полпредом президента РФ в Северо-Кавказском округе с февраля 2010 года политику Хлопонина продолжил его заместитель Лев Кузнецов, выходец из Норильского никеля, также работавший с Хлопониным с 2001 года, когда он стал губернатором Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа. Непосредственно за воплощение религиозной политики региона отвечает Рашит Рафиков, заместитель начальника управления общественных связей губернатора Красноярского края, ближайший сподвижник Марка Денисова, много лет с ним работавший.

Основной структурой, в рамках которой происходит взаимодействие с религиозными объединениями стало Межконфессиональное совещание. Его работу курирует первый заместитель губернатора Красноярского края Василий Кузубов. На встречах обсуждались взаимодействие органов власти с религиозными объединениями в социальной сфере, борьба с детской беспризорностью, профилактика наркомании, алкоголизма и СПИДа, земельные и арендные отношения. Помимо традиционных религий на совещание присутствуют старообрядцы, Общество сознания Кришны,Церковь Иисуса Христа святых последних дней, Евангельские христиане Виноградник, Духовное собрание общины последователей веры Бахаи в Красноярске, Евангельская Церковь Прославления и т.д.

В 2004 году на Четвертом межконфессиональном форуме было принято решение о преобразовании совещания в постоянно действующую Палату религий Гражданской ассамблеи Красноярского края, однако фактически эта идея провалилась и администрация вернулась к идее нерегулярно собираемого Межконфессионального совещания. Гражданская Ассамблея – своего рода Общественная палата края, состоящая из 12 палат (от палаты ветеранов до правозащитных организаций). Во главе Ассамблеи стоит Совет Гражданской Ассамблеи (2/3 членов выдвигают представители палат, 1/3 губернатор). Палата религий была фактически упразднена, так как, по словам Рашита Рафикова (интервью с автором в декабре 2009 года), не смогла стать единым целым, и представители православной епархии не смогли сидеть за одним столом с другими.

Светская власть считает, что одна из ее задач побуждать религиозные объединения к социальной деятельности, как в рамках соглашений с различными департаментами и ведомствами, так и в рамках краевых программ. Больше всего соглашений заключено у РПЦ, мусульман и иудеев. С органами внутренних дел и исполнения наказаний соглашения подписаны у мусульман, православных, католиков и баптистов. У мэрии Красноярска есть также соглашения со старообрядцами и кришнаитами. Власти собирают религиозные объединения по отдельным поводам, чтобы привлечь их к гуманитарным акциям, например, детям Беслана или Южной Осетии.

Участие православной епархии в общественной работе скорее воспринимается как определенная проблема – сельские приходы РПЦ живут бедно и спонсоры дают средства только на реставрацию зданий, кадров среди православных для такого служения нет, а священники часто невежественны. Под эгидой епархии проводятся Рождественские чтения, Покровские вечера, Пасхальные фестивали, однако из энергичных социальных приходов в епархии можно назвать два основных – общину священника Геннадия Фаста в Енисейске и целый приходской комплекс отца Андрея Юревича в Лесосибирске, который создал там гимназию и иконописную школу. Помимо этого, действует курсы сестер милосердия, священники посещают тюрьмы и колонии, открыто 3 реабилитационных центров для наркозависимых. Католические общины при этом работают с созависимыми. В воинские части приходят как священники РПЦ, так и пасторы и имамы.

В социальной работе активнее всего участвуют баптисты, пятидесятники и другие протестантские церкви. С конца 2005 года действует Комитет глав христианских церквей Енисейского региона, с которым власти также регулярно взаимодействуют. Для социальных акций протестанты привлекают членов своих общин, среди которых много представителей мелкого и среднего бизнеса. Особенно заметна работа евангельских церквей (пятидесятников и баптистов) среди народов Крайнего Севера (в крае живут кеты, энцы, долганы, селькупы, чулымцы), которые успешно борются с алкоголизацией этих народов. Миссией занимаются Сибирская христианская миссия, а также Совет Церквей еванегльских христиан-баптистов (незарегистрированные баптисты).

Администрации удалось привлечь к социальной работе даже Свидетелей Иеговы, которые, как правило, не проявляют себя в этой сфере. Они участвовали в неделе Добра по благоустройству города, поскольку Свидетели Иеговы выступают против переливания крови, то они купили для больниц города дорогие аппарата по очистке крови. При наличии поступающих от жителей домов жалоб на приходящих к ним Свидетелей, власти просят их не ходить в такие дома, и они прислушиваются к мнению чиновников.

Обществу Сознания Кришны было запрещено раздавать свою пищу в неприспособленных для этого местах, и они стали раздавать обычную вегетарианскую пищу через отделы социальной защиты. В рамках благотворительной столовой кришнаиты распространяют тысячи порций еды, сами выращивают овощи на своей земле, которую власти помогли им получить. В результате они приносят пользу городу и меньше шатаются по улицам. Таким же образом социальную помощь разного рода учреждениям оказывают мормоны.

В Курагинском районе Красноярского края Церковь Последнего Завета Виссариона известна тем, что занимается изготовлением ремесленных поделок, кузнечным делом (булатные топоры и ножи). Последователи Виссариона выживают в условиях жесткого климата, когда фактически нельзя заниматься сельским хозяйством, и нехватки рабочих рук. Многие работают на лесозаготовках и церковной лесопилке, которая делает мебель. В районе есть виссарионовская школа, среди местных врачей и, к примеру, представителей местного самоуправления, много членов Церкви Последнего Завета. Всего виссарионовцев в этом районе около 5 тысяч человек, и они уже стали достопримечательностью края (как говорят, в Красноярском крае есть все и даже Сын Божий). Старообрядцы и виссарионовцы, живущие по соседству, занимаются этнотуризмом, приглашают желающих на охоту и рыбалку.

Религиозная политика также является составной частью этноконфессиональной политики администрации. В крае издается альманах Национальность – сибиряк. О народах Красноярского края, где также печатались материалы о старообрядцах лютеранах и католиках. Управлением общественных связей в 2008 году издан Этноатлас Красноярского края (главный редактор – Р.Г. Рафиков) – в атласе представлены все традиции и национальности региона. В Совет мусульман входят татары, азербайджанцы, узбеки, таджики, киргизы, чеченцы и т.д. (секретарем Совета является Рашит Рафиков, см.: Рафиков, Р. Г. Этнические мусульмане Красноярского края на современном этапе (2001 —2004 г.г.) / Р. Г. Рафиков // Информационный бюллетень Совета мусульман. - 2004. - № 4). В рамках Совета мусульман решаются многие вопросы – от посещения мусульман в колониях до противодействия алкоголизму и наркотрафику.

В рамках столь широкой религиозной политики проблемой становится позиция федеральных СМИ, которые публикуют массы антисектантских статей против разного рода религиозных объединений, с которыми власти сотрудничают. К примеру, против Церкви Виссариона печатался целый ряд оскорбительных публикаций и представители власти занимали вполне лояльную позицию по отношению к виссарионовцев, публично высказывались против небылиц, которые появлялись в прессе. Как отмечают чиновники, местных материалов в прессе может быть 5 %, а все остальное – общефедеральное, где появляется сектовед Дворкин. Дворкина и его последователей в край стараются не пускать, так как это дестабилизирует религиозную ситуацию.

Во многом именно конфессиональный портрет Красноярского края определяет религиозную политику местных чиновников. Согласно статистике на 01.07.2009 по данным управления Минюста РФ по Красноярскому краю зарегистрировано 289 религиозных организаций, из которых: 113 – Русская православная церковь, 1 – старообрядцы, 3 – Истинно-Православная церковь, 1 – Армянская апостольская церковь, 13 – Римско-Католическая церковь, 17 – ислам, 6 – иудаизм, 3- буддизм, 7 – лютеране, 17 – Свидетели Иеговы, 10 – адвентисты, 32 – евангельские христиане-баптисты, 60 – евангельские христиане и христиане веры евангельской (пятидесятники), 1 – Церковь Последнего Завета, 1 – бахаи, 2 – Сознание Кришны, 1 – мормоны, 1 – Церковь Полного Евангелия. При этом, необходимо учитывать, что большинство старообрядческих и протестантских общин предпочитают оставаться незарегистрированными.

В отличие от многих иных регионов России руководители Красноярского края не игнорировали сложившиеся традиции веротерпимости и религиозное многообразие, хотя и красноярских чиновников не могло миновать декларирование поддержки традиционных религий и православности губернаторов (Льва Кузнецова также благословил архиепископ Антоний, а после инаугурации на праздник Торжество Православия вся администрация присутствовала на богослужении в Свято-Покровском Кафедральном соборе г. Красноярска). Прагматичная рациональная политика Александра Хлопонина оказалась созвучна толерантным традициям края и превратила религиозную политику в один из реально действующих каналов диалога власти гражданского общества, что заметно способствовало  улучшению жизни людей.