5


Роман Лункин

Тверь: Церковь в руках светского менеджмента.


Самая распространенная модель отношений региональных властей с православными епархиями в современной России такова: чиновники заявляют о своей поддержке Церкви, а епархия использует эти заявления для оказания давления на власть с целью получить дополнительные привилегии и материальные средства. В нашей стране действительно уже трудно представить, что губернатор не стремится хотя бы косвенно показать свою православность. Для некоторых региональных политиков это декларация, для других конкретное широкое или же более скромное сотрудничество с епархиальным начальством. Однако среди российских губернаторов после 2000 года появился целый ряд молодых лидеров – менеджеров, которые прямо воспринимают православие как элемент государственной системы управления и часть государственной идеологии. Практичный менеджмент пытается «организовать» епархию, сделать ее деятельность «эффективной», в особенности если инертная консервативная епархия не соответствует энергичной власти.

Одним из примеров того, как светская власть старается сделать православную жизнь разнообразной, придать епархии более высокий общественный статус и сделать ее полноправным социальным партнером государства является Тверская область. Глава Тверской епархии архиепископ Тверской и Кашинский Виктор (Олейник) по мировоззрению – консерватор и государственник, решительный борец с «сектами», противник экуменизма и реформирования богослужения. Под руководством владыки епархия ведет активную антисектантскую работу - в 1999 году за предоставление помещения съезду Церкви Божией Матери Преображающейся была отлучена директор Дома культуры "Синтетик" Л.П. Коклюшкина. В том же году было запрещено проведение в Твери межрегионального съезда свидетелей Иеговы с помощью главы ФСБ по Тверской области Ермакова И.А., к которому епархия обратилась заблаговременно.

Мировоззрение архиепископа вполне можно назвать ультраконсервативным и даже обскурантистским. Владыка Виктор выступает против общепринятого понимания демократически свобод. В своих интервью епископ говорил, что "нам диктуют, нас заставляют принять ту концепцию свободы, которая укоренена на Западе, в первую очередь, например, в Америке." Владыка выступал не только за ужесточение Закона о религии 1997 года, но и против основных норм Конституции: "Церковь не бесстрастно взирает на происходящее. Духовенство имеет свой голос, и он звучит. К слову, когда принималась нынешняя российская Конституция, я открыто выступал против.." (газета "Тверские ведомости", 21-27 мая 1999 г.). Вместе с владыкой на страницах местной прессы за подавление "деструктивных религиозных организаций" выступал глава управления ФСБ по Тверской области Ермаков И.А. Характерным для поведения владыки является его заявление на встрече с настоятелем католического храма. В жестком и непримиримом тоне владыка Виктор сказал, что "Тверь - это исконно православная территория, и что прозелитизм встретит жесткий отпор..." ("Тверские ведомости", 25 апреля-1 мая 1997 г.).

Как жесткий администратор глава епархии требует проявлений смирения и старается не допускать развитие в своей епархии ярких инициатив духовенства и мирян.

В частности, у архиепископа Виктора вызывает недовольство самостоятельность братии Успенского Старицкого монастыря, возглавляемого игуменом Гермогеном (Чириковым). Этот монастырь фактически существует с 2003 г., однако, за прошедшие пять лет сделано многое. В 2008 г. завершается организация Духовного училища, ведется успешная работа с детьми Старицкого района, создан Церковно-археологический музей. Игумен Гермоген сумел привлечь в качестве главного ктитора министра Виктора Христенко. Под влиянием Христенко возрождению монастыря помогают Чубайс, Вексельберг и другие высшие чиновники и олигархи путинской администрации.

Несмотря на декларируемые авторитарные принципы, владыка Виктор часто удовлетворяется формальными проявлениями такого смирения. Архиепископ стремится жестко контролировать ситуацию в епархии, напоминая духовенству, что "демократия в аду, а на небесах - Царствие Небесное, так и в Церкви должно быть". Однако ему не удается держать в руках все нити управления. Особенность управления епархией - большая роль личного референта владыки бывшего сотрудника управления КГБ по Тверской области - Владимира Николаевича Егорова.

Наиболее заметная и известная на всю Россию инициатива принадлежала настоятелю прихода в Конаково протоиерею Борису Ничипорову, умершему в декабре 2004 г. Протоиерей Борис, талантливый педагог, кандидат психологических наук создал известный на всю Россию центр "Новая Корчева" (Корчева - старое название Конаково). Фактически центр является частным комплексным образовательным учреждением, в который входят гимназия, катехизаторские курсы, школа искусств, школа хорового пения и проч. Отец Борис Ничипоров был свободен в осуществлении своих творческих планов и не испытывал со стороны епархии давления. После смерти отца Бориса «Новая Корчева» продолжает развиваться.

Другая серьезная инициатива в сфере образования - попытка создать факультет теологии при университете не была столь же успешна. Протоиерей Николай Васечко, настоятель кафедрального Казанского собора сумел в 1997 году создать и возглавить в университете кафедру православной теологии, которую Васечко и возглавил. О. Николай немолод и ему не удалось создать полноценное теологическое отделение. В 2003 году о. Николай покинул созданную им кафедру. С тех пор она полностью находится в руках людей светских (зав. кафедрой Светлана Горшкова). Кафедра работает на факультете, готовящем учителей младших классов средней школы. И в епархии, и в университете престиж кафедры низок, все отмечают невысокий уровень преподавания.

Что касается социального служения епархии, взаимодействия с интеллигенцией в самой Твери, то такие контакты епархии отрывочны и не носят серьезного систематического характера. Кроме того, средоточием православных интеллектуалов является Центр «Сретение» - община почитателей отца Георгия Кочеткова, которых епископ не раз лишал причастия и выступал против них с резкими заявлениями. В 1995 году был принят епархиальным советом и подписан владыкой указ священникам о неблагословении на причастие последователей о. Георгия (Кочеткова) до выяснения отношения к ним РПЦ (этот указ действует и по сей день, несмотря на то, что с отца Георгия Кочеткова в марте 2000 г. прещения были сняты). В официальных епархиальных документах говорится о пагубности учения Кочеткова, потому что оно "размывает российский национальный менталитет, прокладывает дорогу западной духовной агрессии против Православия". При этом, кочетковцы это самое многочисленное и активное движение мирян в епархии.

При губернаторе Владимире Платове, который возглавлял Тверскую область с 1995 года до 2003 года, отношения с епархией были в значительной мере формальными. Губернатор Платов декларировал себя православным, но во время первого срока своего губернаторства держал дистанцию в отношениях с епархией и поддерживал с епархией только официальные связи. Для этого были веские политические причины. Платов был членом Союза Правых Сил, и заявлял о себе, как о принципиальном демократе. Архиепископ Виктор публично отрицал демократию. Вплоть до 2001 года архиепископ Виктор, в отличие от громадного большинства архиереев РПЦ поддерживает тесные связи с Коммунистической партией. В Тверской области длительное время "занималась проблемами православия" депутат ГосДумы от Коммунистической партии Татьяна Астраханкина, а помощник архиепископа Тверского и Кашинского одновременно служил помощником и советником Татьяны Астраханкиной (Благовест-инфо, 21.11.00). Благодаря своим связям с КПРФ епархия еще больше ухудшила свои отношения с областной властью, когда, по словам чиновников областной администрации, владыка Виктор на губернаторских выборах 2000 года поддержал кандидата - коммуниста (который проиграл). Отношения архиепископа Виктора и губернатора Платова стали действительно тесными и теплыми только после 2001 года, когда коммунисты перестали быть значимой политической силой, а поддержка властями РПЦ стала правилом по всей стране.

В декабре 2003 г. новым губернатором был избран Дмитрий Зеленин. Дмитрий Зеленин – единоросс, крупный бизнесмен, москвич без каких-либо корней в Тверской области. Позиция Зеленина по отношению к РПЦ несколько парадоксальна: с одной стороны, он стремится держать дистанцию в отношениях с архиепископом Виктором; с другой стороны, он публично называет себя православным и сам, независимо от епархии, осуществляет инициативы, связанные с развитием церковной жизни. По словам Зеленина, РПЦ – значительный партнер в решении социальных проблем области. Сам он лично курирует возрождение Свято-Тихоновского женского монастыря в Торопце.

Отношения областной администрации с РПЦ находятся в ведении советника губернатора Андрея Пашутина, его аппарат приписан к Комитету по внутренней политике. Развивая установки губернатора, Пашутин утверждает, что областная администрация «пытается инициировать социальные инициативы епархии, систематизировать процессы социальной деятельности церкви и ввести церковь в социальное русло».

Основным институтом, с помощью которого осуществляется помощь епархии, является созданный в 2004 году Общественно-экономический совет по поддержке социальной деятельности РПЦ в Тверской области. Этот Совет возник в результате соглашения, подписанного между епархией, областной администрацией и Тверским отделением Российского союза промышленников и предпринимателей. По словам Пашутина, наиболее активны в нем православно ориентированные предприниматели.

Совет состоит из семи комиссий - социальной работы, культуры, образовательно-катехизаторской, обустройства монастырей, по борьбе с алкоголизмом и наркоманией, молодежной, по разроботке экономических проектов. Комиссии Совета дублируют структуру Епархиального управления, т. к. комиссии Совета ориентированы на поддержку работы отделов ЕУ. Областная администрация с помощью параллельных структур Совета стремится придать церковной деятельности социальную направленность. Так в 2006 году по инициативе администрации был проведен Тверской социальный форум «Трезвеннический образ жизни», ежегодно организуются детско-молодежные сборы «Преображенский стан», финансируют воскресные школы. В 2006 году по инициативе областной администрации и при бюджетной поддержке создана молодежная организация «Православная молодежь Твери» (руководитель – студент ТГУ Вадим Степанов). Подобная параллельная епархии система, опекающая церковь, по существу не имеет аналогов в российских регионах, хотя отдельные властные инициативы в других субъектах РФ также стремятся сделать православие на местах соответствующим официальным декларациям о социальной, культурной и образовательной роли Церкви в обществе.

Администрация основное внимание уделяет развитию проекта «Славянские ключи». Этот проект предполагает освящение истоков трех рек – Волги, Днепра и Западной Двины, развитие на основе интереса к этим рекам сотрудничества с Украиной и Белоруссией, разного рода паломнические и просветительские мероприятия, связанные с этими реками. Одно из наиболее многолюдных регулярных мероприятий, связанных с этим проектом – Волжский крестный ход.

Другие конфессии, представленные в Тверской области, просто выпадают из рациональной системы взаимодействия власти и православия. Политика администрации в отношении РПЦ даже формально отделена от политики по отношению к другим конфессиям и религиозным организациям. Отношениями с неправославными религиозными организациями занимается Отдел по работе с партиями и общественными организациями, в котором религию курирует специалист Юрий Охлобыстин. Областная администрация благожелательно относится к представителям лишь нескольких религиозных меньшинств. В первую очередь, естественно, «традиционных»- иудаистов и мусульман, участвующих вместе с представителями РПЦ в работе Совета общественности при губернаторе. Большинство же религиозных меньшинств, в том числе пятидесятники, баптисты, богородичники испытывают на себе разные формы дискриминации. Неправославных верующих фактически перестали допускать в социальные учреждения, общинам не дают арендовать помещения.

Тверской опыт по существу в миниатюре повторяет петровские преобразования. Петр Великий приспособил Церковь для государственных нужд – обеспечил ее управляемость с помощью упразднения патриаршества и созданием Святейшего Синода во главе с обер-прокурором, а также введением Духовного регламента, по которому должна жить Церковь. В зависимом подчиненном состоянии православие становится чрезвычайно непрактичным даже в том случае, если оно открыто к обществу. Консервативная неповоротливая, несговорчивая, замкнутая, авторитарная или просто не управляющая толком ничем епархиальная структура становится препятствием для триумфа государственнической православной идеологии, которую региональные менеджеры стремятся воплотить в форме, максимально похожей на глянцевые федеральные отчеты о процветающей православной стране.